История с. Оленевка.

Населенный пункт село Оленевка находится на самой западной точке Крыма. Село распространяется вдоль берегов Караджинской бухты с великолепными песчаными пляжами.
FreemanNow

Сообщение FreemanNow » 12 июл 2007, 08:17

Max
конечно понравилось :-)

А "мордочки" мы еще нарисуем :-)

Аватара пользователя
Тор
Сообщения: 215
Зарегистрирован: 11 май 2007, 10:52
Откуда: Киев

Сообщение Тор » 15 авг 2007, 07:19

Бухта Караджи.

Побывав в бухте Караджи мне захотелось перечитать строки Паустовского об этой земле. Скажу сразу – лучше бы я этого не делал.
В одной из последних глав своей автобиографической повести «Время больших ожиданий», а именно в главе «Одиннадцать баллов» он описывает как в 1922 году во время перехода из Одессы в Севастополь на пароходе «Димитрий» шторм заставил капитана корабля укрыть судно в бухте Караджи. Корабль встал в бухте на якорь и простоял в ней четыре дня, пережидая шторм.
Далее цитирую по книге: «Утром мы увидели совсем близко от лязгавшего якорными цепями «Димитрия» красноватый берег. Очень возможно, что не было на всей земле более скудного места, чем эта спасительная для нас бухта Караджи.

Даль, ровная, как натянутый шнур, уходила в глинистую муть. Над мутью косо неслись, сбрасывая заряды снежной крупы, низкие тучи. Ни человека, ни птицы, ни развалин лачуги, ни колодца, даже ни одного камня, похожего хотя бы на могильный, не было видно на этой коричнево-черной земле.

Комиссар Николаевского порта одолжил мне морской бинокль. Прячась за каким-то теплым железным кожухом, я долго рассматривал берега, надеясь увидеть людей. Но ни людей, ни других признаков жизни нигде не было видно».
Сижу и ломаю голову – зачем уважаемому классику понадобилось так врать, не побоюсь этого слова.
Село ж существовало в это время! Не заметить его с корабля, расположенного в бухте просто невозможно. Да еще в морской бинокль! Да ладно село, кто нибудь скажет, что татары ушли или оно было разрушено белыми или красными, а как же имение генерала Попова? В доме ж четыре этажа. Как же его не заметить в морской бинокль?
Маяк то Паустовский видел, о нем он написал строчку – «…медленной молнией загорелся огонь на Тарханкутском маяке, обвел седым лучом бурлящее море и погас до новой вспышки.»
Моя версия такова – далее в этой главе Паустовский описывает как на корабле начался бунт из-за нехватки продовольствия и воды. Следуют красочные картины борьбы с бунтарями, победа и прибытие в Севастополь. А если бы рядом со стоянкой корабля в бухте было село и имение, то какой голод и, следовательно, какой бунт? Спускай себе шлюпку, запасайся водой и хлебом, пережидай шторм и следуй дальше.
А вот тогда нечего было бы и описывать. Так в угоду фабуле литературного произведения пострадало вполне реальное село, которого якобы не заметили.
А может есть и другие версии? Может на берегу происходило нечто такое, что и пристать никто не решился, а Паустовский даже в 1958 году побоялся это описать. А может бунт был не по поводу голода?
Для иллюстрации - фото дома Попова и корабля в бухте Караджи.
Вложения
отпуск 047.jpg
отпуск 047.jpg (48.2 КБ) 8817 просмотров
отпуск 151.jpg
отпуск 151.jpg (39.81 КБ) 8823 просмотра
отпуск 045.jpg
отпуск 045.jpg (56.35 КБ) 8830 просмотров

nataly5445

Re: История с. Оленевка.

Сообщение nataly5445 » 12 июн 2008, 21:01

Я в восторге от природы и моря на Тарханкуте, сказочного лимана и скал Атлеша.
Хочу в этом году свозить внучек. У старшей последние каникулы, потом выпускной класс. Хочу, чтобы успела влюбиться в этот край и взрослой привозила сюда своих детей... :) :) :D
Вот фото с моей мобилки:
Изображение 1.jpg
Вид с Большого Атлеша на Восток, июль 2007 г.
Изображение 1.jpg (34.32 КБ) 8312 просмотров

ncrm
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 06 май 2008, 14:08
Откуда: из Никогде

Re: История с. Оленевка.

Сообщение ncrm » 23 июн 2008, 17:09

Дык вроде татар на Тарханкутском полуострове никогда не было. Поправьте меня плз, если я не права. Тарханкут переводится как "Чертов Угол". Они его всегда боялись и не совались сюда. Земли здесь бесплодные, а дожди всегда огибают полуостров. Очень часто дождь идет где угодно, но только не здесь. Слышно гром, видны молнии, тучи - а у нас сухо.
Вот засада!!!

Кроме того, татары очень (мягко говоря) не любят местных жителей - джайманов (что в переводе с татарского "бандит"). Ну так уж исторически повелось.
Hodie mihi, cras tibi

Аватара пользователя
Димон
Администратор
Сообщения: 2440
Зарегистрирован: 21 фев 2007, 10:40
Откуда: Черноморск

Re: История с. Оленевка.

Сообщение Димон » 24 июн 2008, 07:07

ncrm

Татар на Тарханкуте было много. В 19 веке большая часть населенных пунктов были татарскими. Некоторые из них до сих пор существуют под современными названиями, а некоторые прекратили свое существование после депортации.
Если Вы нашли ошибку в моем сообщении, выделите его мышкой и нажмите alt+f4

ncrm
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 06 май 2008, 14:08
Откуда: из Никогде

Re: История с. Оленевка.

Сообщение ncrm » 25 июн 2008, 10:59

Предоставьте пожалуйста источник, что татары жили на мысе Тарханкут.
Это очень интересно.
Hodie mihi, cras tibi

Аватара пользователя
Димон
Администратор
Сообщения: 2440
Зарегистрирован: 21 фев 2007, 10:40
Откуда: Черноморск

Re: История с. Оленевка.

Сообщение Димон » 25 июн 2008, 13:04

Пожалуйста. Выложу одну статейку, с указанием источников (по тексту).
Только не жалуйтесь, что "многа букаф"... ;-)
Тарханкут после присоединения Крыма к России.

И вот миновалися годы,
Столетия вслед протекли,
Народы сменили народы,
Лицо изменилось земли.


А.К. Толстой


Часть 1.

По условиям Кючук-Кайнарджийского мира, заключенного в 1774 году между Россией и Турцией после русско-турецкой войны 1768-1774гг., Крымское ханство было объявлено независимым от Турции государством. Половинчатый характер решения вопроса о Крыме неизбежно вел к борьбе между Россией и Турцией за влияние в Крыму, где к этому моменту сложилась чрезвычайно сложная обстановка. В условиях борьбы за власть и различия политической ориентации мусульманской знати. Крымским ханом был провозглашен ставленник России Шагин-Гирей. Россия проводит целый ряд мероприятий, чтобы поставить Крымское государство в полную зависимость. Одним из таких актов было переселение из Крыма в 1778 году христианского населения. Причины, вызвавшие этот процесс, еще недостаточно изучены. Одно бесспорно: христианское население во время русско-турецкой войны открыто выражало симпатии русским войскам, видело в них своих защитников и имело все основания опасаться репрессий, как со стороны татарских властей, так и со стороны турок, которые могли в любое время возобновить военные действия и высадиться в Крыму. Об этом свидетельствует рапорт командующего русскими войсками в Крыму генерал-поручика А.В. Суворова князю Г.А. Потемкину от 25 июня 1776 года: «...не могу я довольно Вашей светлости описать, в какой опасности здешние христиане были. Многие разноместно были уже под татарскими караулами - неминуемая им казнь принадлежала»1. Христианское население полуострова играло важную роль в его экономической жизни: как правило, это были ремесленники, торговцы, земледельцы. Их переселение должно было способствовать экономическому ослаблению Крымского ханства, усилению его зависимости от России.
В свою очередь Шагин-Гирей преследовал цель создания этнически однородного государства, состоящего в основном из крымских татар, и был заинтересован в переселении с полуострова немусульманского населения.
1. Н. Дубровин. «Присоединение Крыма к России: рескрипты, письма, реляции, донесения», т. 2 СПБ
В отличие от его позиции, реакция на это татарской феодальной знати была крайне отрицательной. Надо отдать должное А.В. Суворову, которому было поручено переселение христианского населения Крыма в Азовскую губернию. В рамках своих полномочий он сделал все, чтобы помочь переселенцам и не обострять и без того напряженные отношения с мусульманским населением полуострова. А.В. Суворову пришлось выплатить денежную компенсацию татарам за уходящих греков, армян, болгар, представителей других национальностей и вероисповедований. Так, в 1779 году Шагин-Гирей получил 50 тыс. руб. Такие же суммы предназначались беям, мурзам и ханским чиновникам.1
В результате переселения Крым покинули 31386 человек, а удельный вес татарского населения значительно увеличился, в том числе и на Тарханкуте. В Камеральном описании Крыма за 1783годмы находим, что в Козловском каймаканстве (Каймакан Али-Ага) «...христианских деревень и домов не состоит». Далее говорится, что в Тарханском кадылыке в 46 деревнях население состоит в основном из крымских татар. О его однородности свидетельствует и большое количество мечетей на Тарханкуте. Это положение сохранилось и к началу XIX столетия, до переселения в Крым российских крестьян. Так, в 1805 году население деревни Костель (с. Малышевка, ныне не существует) состояло из 68 человек - 65 татар и 3 ясыря, Кунан (с. Красносельское)- из 109 человек, все татары, Джанбаба (с. Марьино)- из 13 человек, все татары, Табулды Асе (с. Медведево)- из 7 человек, 5 татар и 2 ясыря Джамал (с. Низовка), - из 295 человек, 269 татар, 16 ясырей и 20 цыган, Чегелек (Кузнецкое) - из 210 человек- 181 татарин, 25 цыган и 4 ясыря, Ак-Коджа (Дозорное) - из 190 человек, все татары, Яшпет (с. Внуково Краснопо-лянского сельсовета) - из 151 человека, 145 татар и 6 ясырей. Всего в Яшпетской волости из 5528 человек населения было 4359 татар, 93 цыган, 98 ясырей и 969 помещичьих крестьян.2
1. А.И. Маркевич. «Краткий очерк деятельности генералиссимуса А.В. Суворова». ИТУАК. № 51
2. Ясырь - эсир (тат.) - пленный.
Ведомость о волостях и селениях Евпаторийского уезда с показанием числа дворов и душ на чьей земле поселение имеют, 19 апреля 1806 года.
Борьба между Россией и Турцией, которым сочувствовали различные группировки крымских татар, продолжалась. Видя такое положение, 8 апреля 1783 года императрица Екатерина II издала Манифест, в котором говорилось: «... решили Мы взять под державу нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону...». В этом же документе российская императрица обещала новым подданным «...охранять их лица, имущество и веру», давала каждому «...из них все те же права и преимущества, какими каждый в России пользовался».
В 1784 году была образована Таврическая область, в состав которой вошли Крым, Тамань и земли к северу от Перекопа. В 1802 году Таврическая область преобразована в губернию. Здесь было создано 7 уездов, из которых 5 располагались в Крыму. В состав Евпаторийского уезда вошла Яшпетская (впоследствии Курман-Аджинская) волость, охватывающая территорию нынешнего Черноморского района. (Курман-Аджи - с. Ромашкино Межводненского сельсовета, ныне не существует). Волостное Правление находилось в данном селе.
Учитывая важное военно-стратегическое значение Крыма и большое влияние Турции на местное население полуострова, царское правительство стремилось расположить к себе новых подданных. 22 февраля 1784 года крымско-татарская знать была приравнена к российскому дворянству. А в сентябре 1796 года рескриптом Екатеринославского, Вознесенского и Таврического генерал-губернатора князя Зубова крымские татары освобождались от уплаты податей. В начале XIX столетия была подтверждена личная свобода крымско-татарского крестьянства. Согласно постановления 1827 года крымско-татарское население имело право собственности на движимое и недвижимое имущество.1
Однако, несмотря на все указанны меры, часть татарского населения начала покидать Крым и эмигрировала в Турцию. Вопрос о причинах и масштабах эмиграции этого периода является до сих пор предметом дискуссии. Возможно, этому способствовали сохранившиеся многовековые связи Крыма с Турцией (экономические, культурные, религиозные), а также политическое влияние на мусульманское население полуострова Османской империи. Количество жителей, покинувших Тарханкут, определить трудно. Достаточно сказать, что в Шейхларе осталась одна семья грека.
В 1784 году, через несколько месяцев после присоединения Крыма к России, Г.Потемкин поручает правителю Таврической губернии Каховскому сделать опись земель, оставшихся бесхозными после эмиграции мурз и других сословий крымских татар. По Тарханскому кадылыку Козловского каймаканства бесхозными были названы деревни Кунан, Курама-Кастель, Ойки, Шамак, Уч-Кую-Кипчак, Кармыш.2
1. Крым, Госархив, ф. 799, д. 455. лл. 28-30
2. Ф.Ф. Лашков. «Исторический очерк крымскотатарского землевладения», Симферополь, 1897 год, стр. 133,167,168.
Все эти земли царское правительство стало щедро раздаривать российской знати, высокопоставленным чиновникам, офицерам армии и другим лицам. По подсчетам Ф.Ф. Дашкова, в Крыму в конце XVIII столетия было роздано лицам разного звания более 625 тысяч десятин земли. В 1784 году 5807 десятин земли с селами Арабаджи, Кир-Абузлар, Ели-Абузлар, Абла-гаджи, Кармыш, Кельшеих по повелению князя Потемкина были переданы управляющему кабинетом русской императрицы Екатерины II, тайному советнику генерал-майору Василию Степановичу Попову, формально отмежеванные за ним в 1786 году под названием дачи Тарханской. В 1789 году к нему переходят еще 16732 десятины с деревнями Кунан, Шамак (Багратио-новка), Ели-Агаш, Биюк-Кастель, Ой-Ели (Меловое) и Кипчак (Громово), объединенные общим названием дачи Тархан-Сарыгольской. Таким образом, B.C. Попов становится собственником более 22,5 тысячи десятин земли в западной части Крымского полуострова.1
Земли при Ак-Мечетской гавани с деревнями Ак-Мечеть, Чокур 22 января 1787 года передаются графу М.И. Войновичу, командующему Севастопольской эскадрой, тому самому, по титулу которого получила свое название Графская пристань в городе Севастополе. По 500 десятин земельных угодий получают в 1796 и в 1795 гг. секунд-майор Енакиев и полковник Кесвогло.2
Сохранились сведения и о прежних владельцах земли из числа крымских татар. Так, в ведомостях об описанных в казну имениях, оставшихся в Крыму после выехавших за его пределы мурз и татар, за 1784 год по Козловскому каймаканству упоминаются дома и сельхозугодия, располагавшиеся на Тарханкуте и принадлежавшие в деревнях: Курама-Кастель-Фанере -Эфенди, Ойки-Шеих-Арифу МегметЭфенди, Шамак - Абдуль Хамету Эфенди, Уч-Куй -Кипчак-Джемиру Эфенди, а также братьям Абдурахману и Мед-жмету Челебиям, Ибраиму Челебию, Кунан - Мустафе, Кармыш - Джан Ах-мету.2
1. Госархив , Крым. ф. 535, оп. 1, д. 73, стр.3. «Объявление в Евпаторийский земской суд опекуна над имением наследников, умершего генерал-майора B.C. Попова»
2. Ф.Ф. Лашков. «Исторический очерк крымско-татарского землевладения». Симферополь, 1897 год. «Ведомость Ак-Мечетского уезда отмежеванным и проектам, назначенным дачам казенным и помещичьим», август 1802г. стр. 168.180.
3. Госархив, ф. 535, оп. 1 , д.73, стр. 3
Беспорядки в раздаче земель российским дворянам вызывали многочисленные жалобы со стороны крымско-татарского населения, поскольку под видом «пустопорожних» новым хозяевам были отданы земли, находящиеся в собственности тех или иных лиц, а также общинные земли, на которые у крестьян зачастую отсутствовали документы. Причем, грабили собственное население и крымско-татарские мурзы, настаивая на том, чтобы бедняки подтверждали их права на бывшие общинные земли, угрожая еще большими лишениями, если эти земли перейдут в собственность русских помещиков. Для успокоения населения полуострова царское правительство предприняло ряд мер. В октябре 1793 года был издан сенатский указ, дававший права на владение землей не только мурзам, беям, но и простым татарам.
Предписывалось неправильно отнятые земли возвратить прежним хозяевам. 19 мая 1802 года была учреждена Комиссия для разбора споров о праве владения земель в Крыму и определения повинностей татар - поселян, куда посыпались многочисленные обращения по вопросам землепользования.
Среди рассмотренных дел были дела, относящиеся и к Тарханкуту, в частности: по спору армянина Капрела с жителями деревни Керлеут (Водопойное) о земле при деревне Джарылгач (Межводное); по жалобе Темирша-мурзы о землях при деревне Тархан. В феврале 1808 года было «решено крупное дело» по жалобе жителей сел Алабаш-Конрад, Шабан, Учлар, Топчак на действительного тайного советника Василия Степановича Попова «О завладении им земель при вышеназванных деревнях». Поскольку документы B.C. Попова об отводе и отмежевании земель были сочтены более аргументированными, нежели представленные истцами на татарском языке, последним в иске было отказано. За крымскими татарами было признано право жить на земле B.C. Попова и оплачивать ему за обработку земли десятинную подать. Они должны были отрабатывать барщину от 5 до 8 дней в году. В целом же тяжбы крымских татар из различных имений B.C. Попова длились с ним и его потомками более 100 лет. При этом часть земли бывшим хозяевам все же пришлось вернуть или оплатить за нее денежную компенсацию. В апреле 1808 года был удовлетворен иск жителей деревни Шейхлар и Чокур о неправильном отводе земли графу Войновичу и полковнику Мегмет-бею. Оказалось, что здесь никаких казенных земель нет, деревня при Ак-Мечетской бухте только проектируется, в то же время в этих местах издавна находятся поселения татар, которые законно владеют землями. Так что пришлось графу Войновичу вернуть 399 десятин земли прежним хозяевам. В его собственности осталось 180 десятин ввиду устройства здесь «загорожей для скота». Судился с крымскими татарами и полковник Рудзевич, чьи владения располагались в пределах деревни Керлеут.
28 сентября 1827 года было обнародовано «Положение для татар-поселян и владельцев земли Таврической губернии». В нем было сказано о том, что: 1) земли, находящиеся под селениями татар казенного ведомства закрепляются за ними неотъемлемо, но с ограничением права передачи и отчуждения; 2) земли, находящиеся в частной собственности отдельных татар, при наличии документов, принадлежат им неотъемлемо и без ограничения права продажи и отчуждения. Сохранялись два вида повинностей: по отношению к владельцу земли, и земская - в пользу казны.1
И все же беззаконное притеснение крымско-татарского населения продолжалось, что способствовало его дальнейшей активной эмиграции за пределы Крымского полуострова.
В связи с большим сокращением численности населения Крыма, царское правительство принимает ряд мер с целью заселения территории новыми людьми. Одним из самых простых способов решения этой проблемы было поселение здесь увольняемых в отставку русских и украинских солдат, которые снабжались амуницией, денежным жалованьем, провиантом и под командой специально выделенных офицеров направлялись в отведенные для них места. Возможно, таким образом, и появлялись русские поселенцы в деревнях Аблагаджи, Пески и других населенных пунктах Тарханкута.
Предание сохранило версию о том, как создавались первые семьи среди появившегося в Крыму славянского населения. Женщин в то время на полуострове явно не хватало. Поэтому, чтобы не возникало споров между мужчинами, переселенок ставили спиной к ним и, не видя лица своей будущей супруги, отставные солдаты и крестьяне выбирали себе спутниц жизни. Говорят, что именно таким образом сформировались семьи и в нынешнем селе Калиновка, а свое название оно получило по имени одной из первых жительниц, завезенных на Тарханкут.
Надо отметить, что заниматься поставками населения в Крым на рубеже XVIII-XIX веков было исключительно выгодно. Сохранились сведения о том, что некий капитан Крыжановский в компании с евреем Шлецлемом Ильевичем взяли подряд на завоз поселенцев в Таврическую губернию, причем за «каждую привезенную в Тавриду девку» им было обещано «по 5 рублев».2
1. Ф. Ф. Лашков. «Исторический очерк крымско-татарского землевладения», г. Симферополь, 1897 г. стр. 136,144, 165,172. 175-176, 197.
2. В.И. Смирнов. «Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты в XVIII ст.», стр. 249.
И все же основное славянское население на полуострове после присоединения Крыма к России составляли крепостные и государственные крестьяне из России и Украины, завезенные сюда по распоряжению помещиков и царских властей. Так, население деревень Кель-Шеих, Ярылгач, Тарпанчи, Кунан, Донузлав, Чонгурчи составляли переселенцы из Харьковской и Полтавской губерний.1
Одним из первых обустроил и заселил вновь приобретённые земли на Тарханкуте генерал-майор B.C. Попов. Его имение - дачи Тарханская и Тархан-Сарыгольская — считалось одним из лучших в западном Крыму. В деревнях Караджа и вновь созданной Степановке (ныне не существует) помещик поселил 2178 душ крепостных крестьян, построив для них каменные избы. В архивных документах за 1839 год сохранился список деревни Степановка, где упоминаются семьи крепостных крестьян Устима Щегульного, Ефима Калатура, Михайло Бухаловского, Ивана Приход-ченко, Наума Приходько, Парасковьи и Матрены Якименковых, Наума и Потапа Терещенко, Павла, Петра, Якова и Михайло Прихидченко, Григория Кабачка, Максима и Ивана Худиченко, Саввы Моцаренко, Герасима Скибина, Прокопия Опанасенко, Антона Моцаря, Дениса Ляшенко, Егория Якименко, Ивана Куличенко, Дмитрия Кошманенко.2
В своем имении B.C. Попов построил большой господский каменный дом со служебными помещениями, сохранившийся до наших дней (в настоящее время здесь размещается пансионат). У берега моря был посажен прекрасный фруктовый сад (уничтожен уже в период Великой Отечественной войны). На это заселение и обустройство было израсходовано более 30 тыс. руб.3
По данным отчета за 1846 год в экономии B.C. Попова содержались более 5 тысяч голов овец, два десятка верблюдов, 125 голов крупного рогатого скота, в том числе волы, быки, коровы; до 70 лошадей, а также куры, утки, гуси, индюки, козы, свиньи. Для содержания овец были выстроены «каменные загорожи... с навесами на каменных столбах, да три загорожи каменные поменьше, в коих 10 тыс. овец поместится», - отмечалось в судебных материалах по иску крымских татар генерал-майору B.C. Попову. Там же было сказано, что такое строение является единственным на полуострове и стоит более 15 тыс. рублей, а общие расходы B.C. Попова по созданию Тарханкутского имения обошлись в 50 тыс. руб.4
Основной статьей дохода было разведение овец, количество которых постепенно возросло до 6-7 тыс. голов. Смушки продавались не дешевле 2,5-3 руб. серебром за штуку. Значительные прибыли поступали от сдачи в аренду господской земли крестьянам для обработки и под выпас скота.
1. Статистические таблицы о хозяйственном положении семей Евпаторийского уезда. г.Симферополь, 1887г., стр. 98
2. Крымский Госархив, ф. 535, опись I, д.369,лл. 1,2.
3. Там же, ф.535, on. 1, д.164 л. 3.
4. Там же, ф.535, оп. 1, д.176 л. 4
Так, в 1842г. по всем хозяйствам, расположенным в 7 деревнях в пределах имения, генеральша Попова получила от крестьян за выпас скота 1355 руб. 90 коп. В 1845 году крестьяне-татары деревни Кунан заплатили за выпас скота более 300 руб., жители деревни Аблагаджи - около 550 рублей.1
На землях B.C. Попова размещались два главных завода по вылову кефали - в Атлеше и Чаротае /около м. Тарханкут/, сдававшиеся в аренду за 350 и 100 рублей в год. Рыбный промысел процветал. Только в 1864 году на рыбном заводе в Атлеше в период с августа по октябрь месяцы было выловлено до 400 тысяч штук мелкой кефали /ларички/ и 15 тыс. штук крупной /сингала/, да еще 20 тыс. штук скумбрии. Пойманную кефаль солили и коптили по особой технологии. Считалось, что именно на тарханкутских заводах приготавливалась самая лучшая копченая кефаль в Крыму. Ее цена доходила до 10-11 руб. за сотню. Но особенно ценилась соленая икра этой рыбы, вывозимая на продажу даже в Константинополь. Причем, ее цена, до трех рублей за фунт, превышала стоимость икры осетровых рыб.2
Атлешский рыбный завод, расположенный на южной стороне Тарханкутского мыса в небольшой бухте с обрывистыми, почти вертикальными каменными берегами, отличался особым своеобразием. Природные углубления в скалах и пещеры служили рыбакам хозяйственными помещениями и жилищами, для удобства спуска к воде в скале были высечены каменные ступени. Однако наибольшую пользу извлекали рыбаки из сквозного туннеля, ограничивающего с левой стороны бухту. В его своде они пробили крупное сквозное отверстие, над ним устроили ворот для подъема рыбы с лодок, которые подплывали прямо под отверстие свода. Сам по себе туннель является природной достопримечательностью Крымского полуострова; его длина составляет около 86,5 м. высота от уровня воды до вершины свода - 8,5 м, толщина свода - около 10,7 м.
1. Крым. Госархив, ф. 535, оп. I, д. 163, лл. 5,24.
2. Д.А. Данилевский. «Исследования о состоянии рыболовства в России», т. VIII, «Описание рыболовства на Черном и Азовском морях», СПБ ,1871г, стр. 286.
Принцип вылова кефали вызывает особый интерес и заключается в следующем: сеть растягивают по дну или прикрепляют к сваям так, чтобы три стороны поднимались над водою, а четвертая (со стороны которой ожидают рыбу) была опущена под воду. Со специальных наблюдательных пунктов, размещенных на сооруженных над водой помостах или высоких скалистых берегах, рыбаки наблюдают за движением рыбных косяков. Когда они заходят в сеть, рыбаки поднимают опущенную в воду четвертую сторону сети. Затем, подойдя к сети на лодках, поднимают все ее полотно и вычерпывают попавшуюся в неё рыбу. Характерно, что на Тарханкутских заводах лов кефали проводится в течение трех месяцев: август, сентябрь, октябрь, когда рыба приближается к берегу для метания икры. Именно к этому времени и оборудуются рыбные заводы для сдачи их в аренду. Как на Атлешском, так и на Чаротайском заводах, кроме кефали и скумбрии, вылавливались бычки, морской карась, ставрида, барабуля, пиламида, камбала и глосса, селедка, хамса, анчоусы. Большинство из вышеназванной рыбы заходило в залив целыми стаями. В то же время, в сеть изредка попадались лосось, севрюга и небольшая по размеру стерлядь.
На каждом из Тарханкутских заводов были свой приказчик, который заведовал хозяйственной частью, атаман, распоряжавшийся процессом вылова, рыбы и артель из 10 или 12 рыбаков-матросов. Выловом рыбы, в первую очередь, занимались греки и «малороссы», реже - татары. Доходы распределялись по паям, размер которых зависел от квалификации рыбаков.
Так, «новобранцы и неискушенные из них, - отмечал в своем исследовании Д.А. Данилевский,- получают по 1 паю, лучшие же - по 1 и 1/4, 1 и 1/2 и даже по 2 пая, а атаман имеет 4 пая».1
Половину пойманной рыбы забирал хозяин рыбозавода, он же, как правило, скупал у рыбаков и половину их рыбы. По подсчетам К.Ф. Кесслера в 1857 году на пай каждого матроса Атлешского завода за осеннюю путину пришлось по 104 рубля.2 Это была немалая сумма, особенно если учесть, что по существующим в то время нормам крестьяне села Караджи получали за свою работу от 3 до 5 руб. в месяц.3
1. Д.А. Данилевский. «Исследования о состоянии рыболовства в России», т. VIII Описание рыболовства на Черном и Азовском морях. СПБ, 1871 г., стр. 286.
2. К.Ф. Кесслер. «Путешествие с зоологической целью к северным берегам Черного моря и в Крым в 1858 году».
3. История городов и сел Украины. Крымская область. Киев, 1974 год, стр. 685.
Экономия Поповых процветала. Ее первый хозяин Василий Степанович Попов занимал важное место в дворянской иерархии и, находясь на государственной службе, являлся начальником канцелярий В.М. Долгорукого, Г.А. Потемкина Таврического, секретарем кабинета Екатерины II, президентом государственной камер-коллегии, сенатором, председателем Департамента гражданских и духовных дел Государственного совета, носил чин генерал-майора. Как и многих, его привлекали достоинства Крымского побережья, где он, стремясь получить как можно больше земли в собственность, обещал выращивать апельсиновые и персиковые сады. Усилия B.C. Попова не пропали даром. Ему были выделены земли в Симферопольском, Ялтинском, Перекопском уездах. Однако самые обширные владения помещика находились именно в Западном Крыму - на Тарханкуте. После смерти в 1822 году B.C. Попова его имение Тархан было отдано в ведение Симферопольской дворянской опеки. Попечительницей над малолетними детьми и их наследством становится вдова-помещица Попова. При достижении совершеннолетия в наследство вступает сын B.C. Попова - Павел Васильевич Попов. В 1857 году, после смерти П.В. Попова, его вдова Елена Александровна и дочь Анна, фрейлина императрицы, передали имение в Крыму сыну Павла Васильевича, поручику Кавалергардского Ее Величества полка, впоследствии генерал-майору Василию Павловичу Попову.1
1. Крымский Госархив, ф. 535, on. I, Д. 176, л.4
Затем владельцем земель на Тарханкуте стал его сын помещик Юрий Васильевич Попов. После Октябрьской революции экономия была национализирована.
Меры, предпринимаемые царским правительством по освоению Крымского полуострова, наложили большой отпечаток на социально-экономическое развитие Тарханкута, хотя из-за нехватки воды и засушливости региона, оно осуществлялось не такими бурными темпами, как в центральной части Крыма и особенно на Южнобережье.
С начала XIX века в сельском хозяйстве начался процесс специализации. Большой спрос на шерсть на внутреннем и мировом рынках обусловил развитие в степной части Крыма и на Тарханкуте крупных овцеводческих хозяйств. Этому способствовали благоприятные климатические условия, хорошие пастбища и незначительная плотность населения края. Ученый, академик Петр Паллас /1741-1811гг/в своей книге «Краткое физическое и топографическое описание Таврической области», изданной в 1795 г. в Санкт-Петербурге, так характеризует занятие населения Западного Крыма: «Домашний скот, который наиболее плодится в Таврической области, состоит из двугорбых верблюдов, лошадей, коз и овец. Верблюды могли бы еще больше расплодиться на ровных таврических местах, особливо там, где поблизости соль, и в том лежащем к самому Западу углу полуострова, который известен под именем Тархан-Дип или Тарханский кут, где земля вообще солоновата. Носящие волну Таврические животные суть двоякого весьма различного между собою качества. Те, которые водятся в равнине, крупные, но и имеют шерсть жесткую, смешанную с волосами, которую можно употреблять только на валяние войлоков и на другие грубые изделия. Овчины, которые снимают с ягнят сего рода, составляют превосходный в торговле товар. Те, которые снимают с ягнят, родящихся везде по Тарханскому куту и которые, по большей частью бывают серые, продаются особливо в Польше столь знатною ценою, что составляют важную отрасль торговли»1.
1. П.Паллас. «Краткое физическое и топографическое описание Таврической области», СПБ, 1795г.
Породу серых крымских овец, разводимых в Западном Крыму, называли «малыч». С них и снимали великолепные и дорогостоящие серые смушки, пользующиеся большим спросом на внутреннем и внешнем рынках.
В то же время слабым местом в сельском хозяйстве Крыма и Тарханкута долгое время оставалось полеводство. Это приводило к тому, что край не мог себя обеспечить достаточным количеством хлеба, который приходилось ввозить. Живший в начале XIX века в Крыму П. Сумароков писал: «Вознегодует читатель, услыша, что в сию страну, населенную одними земледельцами, привозят хлеб». В своих записках П.Сумароков отмечает, что только через Евпаторийский порт, в 1801 году, было ввезено 20000 четвертей пшеницы. Низкий уровень полеводства в определенной степени был вызван тем, что переселенцы пока еще не успели освоить этот край.
7 мая 1823 года генерал-губернатором Новороссийского края и Бессарабской области назначен граф Михаил Семенович Воронцов, который продолжил дело своего предшественника Ришелье, следовал его системе по обустройству и процветанию края и приобрел популярность среди современников. Михаил Семенович Воронцов родился в семье, представители которой занимали ответственные должности в государственном аппарате Российской империи и приобрели широкую известность за благотворительную деятельность. Канцлер Российской империи Михаил Илларионович Воронцов сыграл важную роль в воспитании и становлении своих племянников: Александра Романовича Воронцова, занявшего позже также пост канцлера, Екатерины Романовны Дашковой (урожденной Воронцовой) - президента двух Академий - Петербургской и Российской и Семена Романовича (отца М.С.Воронцова) - дипломата. Все они причислялись современниками к наиболее просвещенным представителям Российской аристократии конца XVIII столетия. Юный потомок Воронцовых рос и воспитывался в Англии, где отец служил дипломатом, под его надзором и руководством, и получил по тому времени классическое образование.
С.Р. Воронцов придавал большое значение привитию своим детям нравственных качеств и сумел внушить сыну чувство безграничной любви к России. В 1796 году Семен Романович написал в своей биографии, что лучшее наследство, которое он может оставить детям — это привить им понятие чести. Владея древнегреческим и латинским языками, Михаил Семенович Воронцов на протяжении всей жизни не расставался с произведениями античных классиков, которых он любил перечитывать в подлиннике. Его личные библиотеки, находившиеся в Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, Алупке, Мошнах (Киевская губерния) могли удовлетворить жажду просвещения и любознательность многих ученых и исследователей. Современников поражало весьма разностороннее содержание книг, документов, газет, и других различных изданий, на английском, русском, французском, немецком, итальянском, испанском, латинском, датском, норвежском, польском, грузинском языках. Следует отметить, что Воронцовы охотно предоставляли возможность желающим пользоваться рукописными и печатными документами в исследовательских целях. Одним из самых известных посетителей Воронцовской библиотеки в Одессе был А.С. Пушкин. Обнаруженные в библиотеке генерал-губернатора материалы позволили АС, Пушкину создать свои знаменитые произведения «Борис Годунов» и «История Пугачевского бунта».1
Уже в 1884 году М.В. Воронцова, вдова Семена Михайловича, сына М.С.Воронцова, передала библиотеку, находившуюся в Одессе, Новороссийскому /Одесскому/ университету. Как она писала: «... муж неоднократно говорил о своем желании отдать библиотеку в знак горячей любви к бывшему Ришельевскому лицею, где Семен Михайлович получил свое образование». В настоящее время фонд Воронцовых в библиотеке Одесского университета насчитывает 50 801 том.2
1. О.Ю. Захарова. « Генералы своих судеб», Москва, 1998 г. стр. 100
2. Там же. стр. 101
Михаил Семенович Воронцов принадлежал к поколению политических деятелей, которые до назначения на высокие государственные должности принимали активное участие в военных кампаниях. По своему высокому положению князь Воронцов мог начать службу в чине генерал-майора, но он просит дозволения начать с младших чинов и в 1801 году, в возрасте 21 года, был определен поручиком лейб-гвардии Преображенского полка. Молодой офицер рвался на войну и в 1803г при содействии отца и графа А.Р. Воронцова был командирован в Грузию. С этого времени и до 1815 года он принимает активное участие во всех боевых действиях русской армии начала XIX века. За мужество и отвагу, проявленные в военных действиях 1803 —1805 годов в Имеретии /Кавказ/, Воронцов произведен в капитаны и награжден орденами Святого Георгия IV степени и Святого Владимира IV степени с бантом. Через сорок лет в звании царского наместника ему было предопределено управлять этим краем /Имеретией/. В 1806-1812 гг. во главе Нарвского полка М.С. Воронцов - участник сражений с турками, где отличился при штурме крепостей Базарджик, Шумла, Рущук, за что Нарвскому полку были дарованы Георгиевские знамена, а храбрый командир пожалован в генерал-майоры. За мужество и отвагу, проявленные в боях за Шумлы, Ловеч, он пожалован орденами Св. Владимира III степени и Св. Анны I степени. Начальник сводной гренадерской дивизии в составе II армии Багратиона, Воронцов в 1812 году защищал при Бородино Багратионовы Флеши, где его дивизия была почти полностью уничтожена, а он тяжело ранен. Находясь на излечении в своем имении с. Александровка Владимирской губернии, Воронцов организовал госпиталь для раненых русских солдат и офицеров.
Покупка медикаментов и содержание раненых производились за счет графа. Выздоровев, М.С. Воронцов возвращается в армию и проявляет себя на полях сражений в заграничных походах русской армии, за что получает орден Святого Георгия II степени и становится Кавалером трех степеней самой почетной воинской награды России. В 1815 году русская армия возвращается в Россию, а граф Воронцов, командир отдельного русского корпуса, остается во Франции до 1818 года, и за сохранение в армии строгой подчиненности и необходимого порядка он награждается орденом Св. Владимира I степени. В памяти современников осталась его отеческая забота о русских солдатах и офицерах.1 В то время говорили, что «...он и А.П. Ермолов были кумирами русской армии, хотя им не была суждена роль Потемкина и Суворова».2
Если Вы нашли ошибку в моем сообщении, выделите его мышкой и нажмите alt+f4

Аватара пользователя
Димон
Администратор
Сообщения: 2440
Зарегистрирован: 21 фев 2007, 10:40
Откуда: Черноморск

Re: История с. Оленевка.

Сообщение Димон » 25 июн 2008, 13:08

Часть 2.

Получив назначение на должность генерал-губернатора Новороссийского края, граф Воронцов от военных дел перешел к решению административных, экономических и культурных вопросов. Несколько раз в год он объезжает этот обширный край. Побывав в Крыму, убеждается, что здесь климат благодатный для занятия земледелием, виноградарством. В первую очередь Воронцов налаживает удобное сообщение, и с 1825 года в Крыму появляются хорошо обустроенные шоссейные дороги. Чтобы развить отрасль виноградарства, генерал-губернатор выписывает лозы всех сортов из Франции, Испании, с Рейна, приглашает лучших виноделов. Своим оживлением ему обязана и другая отрасль экономики - разведение тонкорунных овец. М.С. Воронцов «выписывает из Испании и Саксонии лучшие сорта баранов и овец, приглашает сортировщиков шерсти, учреждает шерстяные мойки. Степи Новороссийского края покрылись стадами мериносов и земля, которая до сих пор приобреталась по 30 коп. за десятину, возвысилась в цене от 10 до 20 руб. за десятину»3 В своих воспоминаниях М.П. Щербинин пишет, что «князь Воронцов обладал значительным состоянием и щедро им пользовался ... В течение 20- летнего правления он, не имея казенных денежных средств, но пламенно радея о развитии своего края, выписывал за свой счет из-за границы плодовые растения, виноградные лозы, семена и овец».4 М. С. Воронцов покупает земли на Южнобережье Крыма - в Ай-Даниле, Массандре, полюбившейся ему Алупке и создает здесь образцовые имения.
1. М.П. Щербинин. «Биография генерала-фельдмаршала князя М.С. Воронцова». Санкт-Петербург, 1858 г. стр. 163
2. О.Ю. Захарова. « Генералы своих судеб», Москва, 1998г. стр.7
3. М.П. Щербинин. «Биография генерала-фельдмаршала князя М.С. Воронцова», Санкт-Петербург, 1858 г, стр.173
4. М.П. Щербинин. «Князь М.С. Воронцов и Н.Н. Муравьев». Служебные воспоминания, 1858год. 75
В 1824 году он приобретает свыше двух тыс. десятин земли на Тарханкуте. Интересно, что свое имение Ак-Мечеть граф Воронцов посе-тил4июля 1834 года вместе с путешествующим маршалом Мармоном, герцогом Рагузским. Маршал Мармон был адъютантом Наполеона, участником всех его сражений. После изгнания Наполеона он служил королю Франции, в 1827 году был послом Франции в России. Затем, отойдя от дел, в 1834 году предпринял путешествие в Венгрию, Трансильванию, Южную Россию /Одессу, Крым/, Константинополь, Сирию, Палестину, и Египет. В 1840 году вышла его книга, в которой Мармон ярко описывает увиденные им места и дает много замечательных и любопытных сведений о нашем полуострове. М.С. Воронцов, будучи губернатором Новороссийского края, в который входил и Крым, почти все время сопровождал знатного путешественника в ходе поездки по Одессе и Крымскому полуострову. В своей книге маршал Мармон вспоминает: «...4 июля мы посетили главную мечеть и синагогу в Козлове... Мы ездили осмотреть еще одно имение графа Воронцова в округе, который занимается особой промышленностью. Только оттуда, да еще из окрестностей Керчи, получаются ягнячьи шкурки /мерлушки/... Шерсть на них курчавая, серая с черным. Красоту руна своего ягнята получают от пастбищ на небольшом полуострове к Северу-Западу от Козлова /Тарханкут/. Впрочем, влияние пищи сказывается только на особой породе, потому что если стадо этой породы, оставляя пастбища полуострова, теряет свои отличные качества, то стада других пород, приводимые туда, не приобретают тех же качеств. Вот как производится эта промышленность, очень прибыльная для владельца, но истребляющая животных. Чтобы получить красивые шкурки, надобно бить ягнят при самом их рождении, потому что когда они вырастают, шерсть их переменяет цвет. Шкурки продаются по пяти рублей за штуку; мясо ягнят отлично вкусное, также очень уважается. Самые нежные шкурки получаются от ягнят, которых матери зарезаны перед самым тем временем, когда им ягниться. Эти гораздо дороже, потому что за них надо взять цену ягненка и матери его. Таким образом, почти вся эта промышленность основана на произведении ягнят. Маток сберегают для приплода, а самцов оставляют только необходимое число, для сохранения породы. Когда овцы лишаются, таким образом, ягнят, из молока их делают сыр.
В этом же месте, в имении графа Воронцова, есть гавань, естественная, произведенная самой природой. Когда окончатся работы, начатые им для устройства ее, это будет место нагрузки и вывоза леса, который привлечет народонаселение и торговлю».1
Имея выгодное месторасположение на Тарханкуте и будучи центром имения графа Воронцова, селение Ак-Мечеть постепенно разрастается.
В 30-х годах XIX столетия М.С.Воронцов переселил сюда крестьян из России и, чтобы закрепить здесь христианское население, в 1838 году строит церковь, по свидетельству Гермогена, бывшего епископа Таврического и Симферопольского, «... каменную, с красивой оградой. И освященную во имя святых и праведных Захария и Елисаветы»2.
Здание церкви, выстроенное в псевдоготическом стиле, распространенном в Европе в первой половине XIX века, привлекало внимание своей оригинальностью, служило ориентиром кораблям, подплывающим к Ак-Мечетской бухте. «Обыкновенный дом» со стрельчатыми окнами, с пристроенной к нему четырехугольной башней, на которой восьмиугольный пирамидный шпиц высотой 120 футов». Таково описание церкви в Лоции Черного и Азовского морей.3
1. «Путешествие маршала Мармона герцога Рагузского в Венгрию. Трансильванию, Южную Россию, по Крыму и берегам Азовского моря, в Константинополь, некоторые части Малой Азии. Палестину и Египет». Москва, 1840г. I том, стр. 263-265.
2. «Таврическая епархия» Гермогена. Епископа Псковского, Порховского, бывшего Таврического и Симферопольского», Псков ,1887г, стр.366.
3. Лоция Черного и Азовского морей, г. Николаев. 1892 г. стр. 199
Имена святых, в честь которых освящен храм, не были случайными. Елизаветой Ксаверьевной (урожденная Браницкая) звали жену графа Воронцова. Умная, обаятельная, образованная женщина пользовалась признательностью и уважением окружающих. В нее был самозабвенно влюблен А.С. Пушкин, ей он посвятил стихотворение «Сожженное письмо». До конца своих дней Александр Сергеевич носил перстень, подаренный ему Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой. А она долгое время хранила письма поэта, перечитывая их и после трагической гибели А.С. Пушкина. В честь этой неординарной женщины и была освящена Ак-Мечетская православная церковь.
Епископ Гермоген сообщает, что в состав церковного прихода входило 5 деревень с русским населением: Ярылгач (населенный в 60-х гг XIX в.), Кунан, Тарпанчи, Караджа, Тарханкутский маяк и 11 деревень со смешанным населением - татарским и русским: Аблах-Аджах, Ак-Бат, Акуль-чук, Байкият, Келегах, Керлеут, Комрат, Костелкой-чан, Сабанчи, Та-булды-асс, Тереклы-асс. Прихожан - 2087. Духовных лиц - 12. Кроме того, в приходе татар 3917 душ обоего пола и небольшое число евреев и армян - грегорианцев.1
«Приход жалованья от казны и прихожан не получает», но получает от Ак-Мечетской Воронцовскои экономии на содержание 100 руб. в год. Выделялись средства и от Тарханской экономии генерал-майора B.C. Попова. Так, в отчете за 1845 год по этой экономии сказано о выплате 100 руб. священнику Вишневскому церкви с. Захария и Елисаветы. В 1835 году по Указу Симферопольской Межевой конторы землемерами был составлен «Геометрический специальный план Таврической губернии Евпаторийского уезда при местечке Ак-Мечеть с деревнями Шейхлар, Ал-дерменкой, Токи и Такиль и разоренными Чокуль, Кильбаш и Сая во владении графа Воронцова.2
План-карта выполнена в цвете, в ней указаны пригодные и пустопорожние земли, дороги, особенности рельефа с подробным описанием деревень и количества земли, находящейся под теми или иными посадками. Так, в плане описано, что «... 1185 - сажень под виноградом, 4 десятины и 29 сажень - под фруктовым садом, 15 десятин 644 сажени - под церковью, таможенным домом, карантинным строением и кардоном, 17 десятин 282 сажени - под поселениями д. Шейхлар, Алдерменкой, Токи и Такиль, 27 десятин 288 сажень - под шестью разоренными деревнями, 1 десятина 234 сажени - под проселочными дорогами, 30 десятин 1630 сажень - под мечетьми и кладбищами..., а всего по окружной меже удобной и неудобной земли -10119 десятин 1484 сажени. В поселениях состоит: местечко Ак-Мечеть- дворов 20, в них мужчин - 64, женщин - 50, татарских дворов - 4; в них мужчин -10, женщин-5, в деревне Шейхлар - крестьянских дворов- 15, в них мужчин - 68, женщин - 48, татарских дворов -18, мужчин - 42, женщин - 30 душ; д.Алдерменкой - дворов 20, мужчин - 63, женщин - 20; д. Токи - дворов 2, мужчин -6, женщин - 3; д. Токиль - татарских дворов 8, в них мужчин- 15, женщин -17 душ.3
1. «Таврическая епархия» Гермогена, Епископа Псковского Порховского, бывшегоТаврического и Симферопольского, Псков, 1887г.
2. Крым, Госархив, Ф. 377, Оп. 12, д. 10л. 1
3. Крым, Госархив Ф. 377, On. 21 д. 23л. 10
Здесь же даны границы и описание смежных землепользователей. Так, имение князя граничило с землями д. Джарылгач - владелец Аджи Темир Мурза Мансурский, д. Чегелек - владельцы Джамиль Али и Менгли Асак Пермамбет, разоренными деревнями Чоротай и Бжимак - владелица земли генеральша Рудзевич, дачи Тарханской B.C. Попова и др. В 1854 году Межевой канцелярией была «...вымежевана из дачи Евпаторийского уезда при местечке Ак-Мечеть церковная земля Захарии-Елисаветинс-кой церкви с приходом, в которой состоит удобной и неудобной земли 60 десятин 1112 сажень. На оной земле поселения никакого не состоит, а оная дача поселковая.1
То есть территория церкви была выделена из земель князя Воронцова и передана местечку Ак-Мечеть.
В июне 1837 года в Таврический приказ Общественного призрения поступило письмо от поверенного в делах помещика генерала от инфантерии графа Воронцова отставного капитан-лейтенанта Н.Бурачкова о выдаче ссуды князю под залог Тарханкутского имения « ... при деревнях Шейхлар, Таки и Такиль и при местечке Ак-Мечеть... собственно под 38 душ крестьян с узаконенною пропорцией) земли, считая по 150 рублей за каждую душу, 5700 руб., да особо под залог земли с заведениями... Всего в сумме 13 тыс. руб»2.
Но только в конце 1837 года документы, пройдя все инстанции, были пущены в ход. в Ак-Мечеть выехала комиссия, которая в присутствии всех землепользователей описала имение и имеющиеся там строения: «... два господских дома каменных, крытые тесом, два каменных магазина, крытые тесом, 4 каменных кошары на 60 сажень длиной, крытые тесом, конский завод на 18 сараев, крытый тесом, сад с каменной огорожей, в нем до двух десятков деревьев, виноградные лозы до 60... и водопойный колодезь.3
1. Крым, Госархив Ф. 377 On. 21 Д. 23 л. 22
2. Крым. Госархив. Ф. 115, Оп. 1, Д. 933, л. 1
3. Крым, Госархив.Ф. 115. Оп. 1.Д.933 лл.3-4
Только после всех этих заключений графу Воронцову была предоставлена ссуда в 13 тысяч руб.
Имение графа Воронцова на Тарханкуте получало хорошие доходы. «Шейхлар (Ак-Мечеть) составляет истинный оазис в пустынной степи, - писал в своей книге «Путешествие с зоологической целью к северным берегам Черного моря и в Крым в 1858 году» исследователь полуострова К.Ф. Кесслер. - Прекрасный парк из акаций, гледичий, уксусных деревьев, осин, тополей и верб, обширный фруктовый сад, богатые виноградники и табачные плантации свидетельствуют о том, что почва везде бывает благодарна приложенным к ней стараниям человека».
В 1857 году шейхларское вино было продано по 1 руб. 12 коп. ведро, а шейхларский табак - по 7 руб. пуд. По данным автора, в имении в это время проживало 360 крестьян. Вдоль берега залива «тянулся ряд миловидных домиков, отделенных друг от друга садиками из акаций». Один из домиков при князе Михаиле Семеновиче предназначался исключительно для путешественников, другой «служил скромным жильем самого князя, когда он сюда приезжал, как это частенько случалось». К.Ф. Кесслер вспоминает, что М.С. Воронцов очень любил свое имение на Тарханкуте, заботился о нем и хотел возвести его до уровня уездного города. На берегу залива была устроена каменная пристань для промышленной добычи рыбы, «вызвана артель рыбаков из Мальты и вместе с ней выписаны отличные рыболовные снасти, завезены дубы и ялики».1
Подробное описание Ак-Мечети содержится и в Лоциях Азовского и Черного морей, изданных в прошлом столетии. Здесь же размещен план бухты, с указанием основных построек на территории экономии. «Идущему в Ак-Мечеть от запада ...прежде покажется на восточном мысе карантин со стенами, опускающимися к морю, потом рыбный завод, кордон, здания на набережной и, наконец, соляной магазин на западном внутреннем мысе».2
За 16-17 морских миль были видны колокольня христианской церкви, похожая на минарет, и башня на западном мысе, разрушенная впоследствии в период Крымской войны. Есть упоминание и о старой мусульманской мечети с куполом и двумя арками, обращенными к морю, которая располагалась отдельно от других зданий. «Против середины прибрежных построек сделан небольшой хороший мол для шлюпок. Теперь на нем семь зданий: самое западное серое, нештукатуреное, контора, следующее за ним к востоку - дом управителя, далее дом самого владельца имения; между последними маленький сад. Возле дома князя Воронцова - лавки. Три последних здания совершенно одинаковой архитектуры, выбелены и занимают по фасаду равные протяжения. Рядом с лавками к востоку дом для пристава, отличительный архитектурою и с накладною крышею, подле соляной магазин того же вида, что дом пристава, и, наконец, самое восточное здание, еще необеленное, таможенная застава с плоскою крышею и закругленным северо-восточным углом. В тылу прибрежных зданий готическая церковь с высокою колокольнею, за ней слобода, а к стороне сада - другая, еще восточнее - старая мечеть и мельницы...3
1. К.Ф. Кесслер. «Путешествие с зоологической целью к северным берегам Черного моря и в Крым в 1858 г».
2. Лоция черного моря. Николаев, 1851г, стр. 51.
3. Там же стр. 53, 54
Дважды в неделю в Евпаторию из Ак-Мечети отправлялся нарочный на почту с отчетами от имения и другой корреспонденцией. Значительной известностью пользовался Ак-Мечетский порт, считавшийся более благонадежным, нежели Евпаторийский. По этой причине именно отсюда предпочитали отправлять соль не только местные, но и евпаторийские купцы, храня ее на складах Ак-Мечети.
Корабли загружались солью в небольшой губе, вдающийся в юго-западный угол бухты. В 1845 году акциз на вывезенную соль доходил до 25 тыс. руб. серебром, считая по 23 коп. серебром за пуд.1
Деревянная пристань длиною до 70 сажень располагалась несколько восточнее усадьбы Воронцова. Глубина моря в ее конце составляла 3 фута.2
Для хозяйственных целей были построены три мельницы: одна находилась сразу за церковью, две другие - южнее, на расстоянии 360 метров от первой.3
У моряков и путешественников Ак-Мечетская бухта пользовалась доброй славой. Здесь можно было укрыться от штормовых ветров, пополнить запасы питьевой воды и продовольствия. Причем, благодаря щедрости владельца имения, приходящие в Ак-Мечеть суда получали из его сада прекрасную зелень бесплатно, виноградное вино можно было купить у управляющего экономией по сносным ценам; мясо и птицу следовало заказывать заранее. Численность населения Ак-Мечети в 1865 году уже почти в два раза превышает этот показатель десятилетней давности. В местечке насчитывается 85 дворов в которых проживает 299 мужчин и 293 женщины.4
1. Лоция Черного моря . 1851 г, стр.54
2 Лоция Черного и Азовского морей, г. Николаев. 1892г. стр. 201
3. Там же стр. 203
4. Список населенных мест Российской империи. Таврическая губерния . 1865г., стр. 60.
Привлекала внимание моряков и бухта залива Ярылгач, на восточном берегу которой располагалась русская деревня с одноименным названием. Её мельницы хорошо были видны кораблям, подплывающим с моря. В 1795 году эти земли получил в вечное владение полковник Кесвогло.1
1. «Ведомость Ак-Мечетского уезда отмежеванным и проектам назначенным дачам, казенным и помещичьим» в книге Ф. .Пашкова «Исторический очерк крымско-татарского землевладения». Симферополь, 1897 г. стр. 180
Бухта была хорошо защищена от ветров и представляла удобное убежище для застигнутых бурей судов. А на северной оконечности Тарханкутского полуострова, ближе к его западному мысу, во второй половине XIX века, находилось несколько полуразрушенных татарских деревень, население которых, видимо, эмигрировало в Турцию.
Гораздо привлекательнее были селения, открывающиеся взору моряков, огибавших южное побережье Тарханкута. В 7 милях от Тарханкутского маяка на мысе Урет просматривалась деревня Айрат (Ойрат- Морское), далее за мысом - д. Кипчак (Рыбацкое), основной достопримечательностью которой была мечеть с минаретом. Еще восточнее открывался вид на Чокрак (Родники). Особое внимание в ней привлекал фруктовый сад. Подходя к озеру Донузлав, берег постепенно понижался, уступая место песчаному поморью. Именно здесь располагалась деревня Тереклы Асе (Озеровка), хорошо узнаваемая по приметному белому дому с плоской крышей. Вышеназванные населенные пункты располагались на земле, принадлежащей местным жителям и крымско-татарским помещикам. А в селении Ойрат находились владения муллы Шейх-Али.1
1. Ведомость о волостях и селениях в Евпаторийском уезде с показанием числа дворов и душ и на чьей земле поселение имеют. 19 апреля 1806 года в книге Ф. Лашкова «Исторический очерк крымско-татарского землевладения». Симферополь, 1897 г. стр. 293.
Особое место в истории полуострова занимают события Крымской войны 1853-1856 годов, когда России в очередной раз пришлось столкнуться с Турцией, а вместе с ней с Англией, Францией и Сардинским королевством, выступившим против Российской империи в борьбе за сферы влияния на юге Европы. Война, потребовавшая напряжения всех нравственных и материальных сил, отразилась, прежде всего, на жизни местного населения полуострова разнородного по происхождению, языку и вере. Настроение большей части жителей Крыма перед войной было твердое, патриотическое, что выразилось в больших пожертвованиях русским войскам, вступившим на полуостров. Так, дворяне Евпаторийского уезда, в который входила и территория Тарханкута, сделали пожертвования деньгами, скотом и хлебом на сумму 3700руб.
В период с 1 по 6 сентября 1854 года объединенная армия англичан и французов высадилась возле города Евпатории и захватила его. Вскоре губернатор Крыма В.И. Пестель получил сведения о том, что в некоторых деревнях, в том числе и в Евпаторийском уезде, начались волнения крымских татар. В связи с этим из Тарханкута вышла сотня казаков для оказания помощи по наведению порядка. Между тем в уезде начались грабежи владений русских помещиков. Большое имение генеральши Поповой в Карадже было совершенно разграблено. Был угнан весь рогатый скот, овцы, лошади, забран весь хлеб урожая двух лет, смолоченный в амбарах и немолоченный в скирдах, разорены виноградный и фруктовый сады, рыбный завод, вывезли имущество, в том числе мебель, серебро. Убытку было нанесено более чем на 17 тыс. руб. А 4 сентября было разграблено имение Аджи-Байчи.
В это тревожное время многие учреждения и казначейства из Перекопского, Евпаторийского, Феодосийского уездов выехали в Мелитополь. На побережье усилены военные гарнизоны. В течение 1854-55гг. неприятельские суда крейсировали у берегов Крыма. 8 января 1855 года одно из них вошло в Ак-Мечетскую бухту и послало баркас с людьми на берег. Казачья команда встретила его выстрелами, и баркас вернулся к пароходу, с которого были сделаны выстрелы по деревне. Получили повреждения церковь св. Захария и Елисаветы и здание экономии графа Воронцова. Затем баркас все-таки подошел к берегу взорвал маяк, а у сторожа рыбного завода взяли несколько кур и баранов.1
В декабре 1854 года начальник Евпаторийского отряда барон Врангель на случай новой высадки неприятеля сделал распоряжение по Евпаторийскому уезду отослать на симферопольскую дорогу все перевозные средства: лошадей, верблюдов, рабочий скот, можары и арбы. Перевозка продуктов особенно энергично производилась в декабре 1854 и январе 1855 годов.
Много запасов было на Тарханкуте: в Ак-Мечети и Карадже. Зерно находилось и в общественных магазинах, и у населения. Но между тем цены оставались высокими, и снабжать армию было тяжело. Тогда военное министерство установило определенные фиксированные цены на самое необходимое для армии: зерно и сено. Велено было выдать продовольственные запасы войскам под квитанции. Весьма серьезно встал вопрос о перевозке фуража и продуктов. Дороги в Крыму были доведены до ужасного состояния, недостаток подвод сказывался постоянно. Поэтому многих владельцев имений обязывали перевозить все необходимое своими средствами. В июне 1855г. экономия князя Воронцова из Ак-Мечети вывезла своми подводами 35тысяч пудов сена, экономия наследника генерал-майора Попова из Караджи – 9500 пудов. Помещик Попов продал сено не по установленной государством таксе - до 10 коп. за пуд, а по завышенной цене - 1руб. ЗО коп. После войны военное министерство все-таки взыскало с него 1335 руб., которые были выплачены только в марте 1862г.2
1. А. Маркевич. «Таврическая губерния в период Крымской войны 1853-56гг» Симферополь, 1903 г.
2. Там же.
Кроме перевозки продуктов, раненых и больных армии доставлялись ружья, бомбы, ядра и порох. В 1856 году Крымская война закончилась поражением России. В то же время 349 - дневная оборона Севастополя показала мужество и героизм русских солдат. Спокойно и безропотно трудилось на нужды Родины в годы войны и гражданское население края, терпя крайние невзгоды и лишения. В течение 1856 года происходило восстановление порядка в приморских городах, ранее занятых иностранными войсками, оказывалась определенная помощь населению. Государство купило крестьянам Крыма 10 000 пар волов, 11000 лошадей, 3500 повозок и отпустило 50000руб. из государственного казначейства, которые были розданы жителям Симферопольского, Феодосийского, Евпаторийского и Перекопского уездов.1
За свой патриотический подвиг во время Крымской войны население Таврической губернии, кроме материальных пособий, удостоено особой награды - Высочайшей Благотворительной грамоты, пожалованной 26 августа 1856 года в дни коронации Александра II.
После завершения Крымской войны развернулась новая волна эмиграции крымских татар в Турцию, принявшая особенно большие масштабы в начале 60-х годов XIX столетия. Согласно «Своду статистических сведений, собранных в 1884 году относительно татарского населения Крыма», с 1860 по 1875 годы выехало в Турцию 61984 человека, оставив после своего переезда 55798 десятин земли, поступившей в распоряжение казны. За весь период времени после присоединения Крыма к России его по официальным данным покинули 181 177 человек.2
Эмиграция крымских татар, в ходе которой Крым потерял более половины своего населения, стала одним из наиболее неприятных страниц в истории полуострова. Печальная тема исхода татар из Крыма волновала сердца многих путешественников и исследователей прошлого столетия. Княгиня Горчакова в «Воспоминаниях о Крыме» писала: «Бросив на произвол судьбы свои постройки и сельские принадлежности, расставшись навеки с прахом своих предков, эти татары громадными нестройными массами со всем своим движимым имуществом, со старцами, женами, детьми, больными двинулись из своих прадедовских жилищ к Евпатории, Феодосии, Севастополю, Керчи, откуда на пароходах и парусных судах переправились в Турцию».3
1. А.И. Маркевич «Таврическая губерния в период Крымской войны 1853-1856 гг.» Симферополь, 1903 г.
2. «Свод статистических сведений , собранных в 1884 году относительно татарского населения Крыма», л. 1
3. Е. Горчакова «Воспоминания о Крыме». М. 1884г. т. II стр.81
Бежали не только мурзы, опасавшиеся мести за симпатии к Стамбулу. За границу выезжали и степные бедняки, притесняемые помещиками и зажиточными хуторянами, запуганные распространявшимися слухами о их возможном выселении в Оренбургскую область. По сравнению с горожанами и жителями южнобережья, чаще всего эмигрировали крестьяне, проживавшие в степной части центрального, северного и западного Крыма.
В итоге татарской эмиграции в Крыму обезлюдело 687 селений, в том числе в Евпаторийском уезде - 196. С территории Тарханкута только в 1860-1862 гг. в Турцию выехало 250 человек. Наибольшее количество семей покинули деревни Керлеут и Кир-Кулач. 24 села остались разоренными. По состоянию на 1884 год крымско-татарское население полуострова составило лишь 144179 человек, в том числе 77717 мужчин и 66462 женщины.1
На территории Курман-Аджинской волости в то время проживало 2910 мусульман, что на 1 тыс. меньше предвоенного периода, и лишь на 900 человек больше населения христианского вероисповедания. Практически не осталось ногайцев.2 Неудивительно, что Крымский полуостров после ухода татар сравнивался с домом после пожара. Известный ученый, писатель и исследователь Крыма XIX века Е.В. Марков писал, что лишь татары «переносили этот сухой зной степи, владея тайнами извлеченья и проведения воды, разводя скот и сады в таких местах, где до сего, не уживется немец или болгарин. Сотни тысяч честных и терпеливых рук отняты у хозяйства. Стада верблюдов почти исчезли; где прежде ходило тридцать отар овец, там ходит одна, где были фонтаны, там теперь пустые бассейны, где была многолюдная промышленная деревня - там теперь пустырь... Проезжайте, например, Евпаторийский уезд и вы подумаете, что путешествуете по берегам Мертвого моря.3
Стремясь поправить сложившуюся ситуацию, заселить опустевшие земли, царское правительство продолжает свою переселенческую политику. В это время на Тарханкут завозились крестьяне из Харьковской, Полтавской и Черниговской губерний. Наряду с русскими и украинцами некоторое количество земли в Западном Крыму, как и на территории всего полуострова, получили немецкие колонисты, прибывшие сюда во второй половине XIX века и создавшие свои поселения. Одним из таких была Ак-Коджа /новая/, ныне с. Дозорное, где на начало XX века в 25 дворах проживало 179 человек.4
1. «Свод статистических сведений, собранных в 1884 году относительно татарского населения Крыма», л. 1,2.3,12.
2. Там же
3. Е.И. Марков «Очерки Крыма», Симферополь, 1995 г.
4. «Статистические таблицы о хозяйственном положении семей Евпаторийского уезда» г. Симферополь. 1887год, стр. 100
Крайне сложным в Крыму оставалось положение крестьянства как христианского, так и мусульманского вероисповедания. Три четверти общего количества дворов в XIX столетии составляли безземельные поселяне, вынужденные на кабальных условиях арендовать землю для обработки и выпаса скота у помещиков и зажиточных хозяев, которых было не так уж и много. Только 74 человека /3 христианина и 71 мусульманин /в 24 селениях смогли приобрести землю в частную собственность путем ее покупки.1
1. «Статистические таблицы о хозяйственном положении семей Евпаторийского уезда» г. Симферополь, 1887 год, стр. 100
Среди крымских татар, проживавших на Тарханкуте, безземельные составляли 91,5%. Среди русских и украинцев 46%. Существенным было расслоение крестьянства по имущественному наложению. Отдельные из них владели десятками голов крупного рогатого скота, верблюдов, овец, другие - находились в крепостной зависимости, влачили жалкое существование. Так, в «Списке Тарханкутской экономии деревни Караджи о выпасывании... разного скота на землях, принадлежащих помещице той деревни, госпожи генеральши Поповой» за 1842 г. упоминаются Степанида Максимова из деревни Караджа, имевшая 18 голов крупного рогатого скота, 110 овец,5 лошадей; Кожымыт и Челал из села Аблагаджи, содержавшие соответственно 12 и 9 коров, 5 и 2 лошади, более 250 голов овец. Лишь немногим уступали им жители этого же села Муса и Амет, а также Селямет и Сабет из деревни Кильшеих. А у их земляка Чапар Кады насчитывалось 15 голов крупного рогатого скота, 10 лошадей, 2 верблюда, 250 овец. В то же время во многих хозяйствах имелось лишь по одной - две коровы.
В 1861 году в России было отменено крепостное право. Реформа коснулась и Крыма, где бывшие крепостные крестьяне получили личную свободу /среди крымских татар крепостных не было/. Но их большинство так и остались безземельными, не имея средств для выкупа своих наделов. Они продолжали работать на прежних хозяев, становясь арендаторами помещичьей земли. Некоторой части бедняков все-таки повезло. Их наделяли бесплатным, так называемым нищенским наделом в 1,5 десятины степной или 0,75 десятины горной земли. Поскольку в Евпаторийском уезде земля суха, частично засолена, непригодна для обработки, то наделы «дарственной земли» здесь оказались выше, чем по Крыму. Так, крестьяне, проживавшие в селениях Ярылгач, Тарпанчи, Кунан, Донузлав, Чонгурчи получили от 10 до 17 десятин на душу. Однако им досталось много неудобной и непригодной для обработки земли. Что касается пахотной земли, то крестьянам ее выделили крайне мало: в деревне Донузлав - по 6 десятин, Кунан - по 3 десятины 77са-жен, Ярылгач - по 2 десятины, Караджа - по 1 десятине на душу населения. Причем, каждый крестьянин получал, как правило, пахотную землю в 4-х местах небольшими клочками, так как земля, поступившая в «дарственный надел», в основном была каменистой и просоленной и ее старались равномерно распределить между будущими владельцами . Учитывая незначительное количество полученной во владение земли /1 десятина - 1,09 га/, ее низкое качество или полное отсутствие таковой, крестьяне вынуждены были арендовать пахотные земли. Условия аренды на территории Курман-Аджинской волости были следующие: за пашню и сенокос /скопщина/ -10 частей и более урожая, денежная плата за выпас скота - от 50 коп. до 1 руб. за голову КРС и отработка не земле помещика.1
При этом надо учитывать, что арендная плата за землю в Евпаторийском уезде и на Тарханкуте была самой низкой в Крыму из-за плохого ее качества.
Как видно из приведенной таблицы, арендная плата за землю в течение десяти лет значительно возросла, и это усложнило положение крестьян. Нужно учесть, что например, в 80-гг XIX ст. на Тарханкуте насчитывалось 247 безземельных христианских дворов, 818 «магометанских», 212 малоземельных бывших государственных крестьян, 85 бывших помещичьих «дарственных» крестьян, которым нужно было каким - то образом существовать. Они соглашались на кабальные условия аренды помещичьей земли. Так, в отдельных селениях существовала даже аренда за половину урожая. Наименее пригодными для обработки были «дарственные земли» в деревне Караджа. Фактически посевы здесь можно было производить лишь на земле помещика, за аренду которой отдавали сначала седьмую, а с 1887 года - шестую часть урожая. За выпас крупного рогатого скота здесь платили по 1 рублю с головы и по 35 коп. с каждой овцы.2
Присоединение Крыма к России имело следствием серьезные изменения в этническом составе населения, землевладении, хозяйственной жизни региона. Аналогичные процессы происходили и на Тарханкуте. Отдаленный уголок - Западного Крыма все активнее втягивался в процесс исторических событий, становился местом сосредоточения капиталов российских помещиков, его земли заселялись и осваивались переселенцами из различных губерний России и Украины, выходцами из других государств Европы. Может быть, и тогда и стали звать эту землю Тарханкутом, и переводить название как «Чертов угол», настолько отдаленной и дикой показалась она нашим предкам.
Неоднозначно складывалась в этот период судьба крымско-татарского населения. Происходило значительное снижение его численности в результате эмиграции, опустели деревни, возросла зависимость от новых хозяев-русских помещиков и чиновников. И в то же время возрос уровень экономического развития края, наблюдалось активное включение в новые хозяйственные отношениям процесс капитализации общества.
1. Статистические таблицы о хозяйственном положении семей в Евпаторийском уезде. Симферополь. 1887 год. стр. 98, 99. 101
2. «Статистические таблицы о хозяйственном положении семей в Евпаторийском уезде» г. Симферополь, 1887 г стр.99-101.
Если Вы нашли ошибку в моем сообщении, выделите его мышкой и нажмите alt+f4

ncrm
Сообщения: 67
Зарегистрирован: 06 май 2008, 14:08
Откуда: из Никогде

Re: История с. Оленевка.

Сообщение ncrm » 26 июн 2008, 09:46

Действительно :). В других источниках та же информация.
Hodie mihi, cras tibi

victor94711

Re: История с. Оленевка.

Сообщение victor94711 » 24 июл 2008, 12:27

20 лет сюда приехжаем и все как в первый раз..............
Вложения
Tarnancut 1989 год.jpg
Таким мы увидели Атлеш 20 лет назад.
К сожалению некоторых уже нет среди нас.
Tarnancut 1989 год.jpg (85.02 КБ) 7947 просмотров

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей